Главная \ Дела из моей картотеки. \ Свидетельство о праве на наследство признано недействительным

Наиболее интересные гражданские дела в моей практике

Свидетельство о праве на наследство признано недействительным

Над этим наследственным делом, изначально достаточно простым – об установлении факта принятия наследства, «поработали» мои коллеги «специалисты широкого профиля». Взяли деньги
с клиента по полной программе. А когда возник реальный спор – клиента попросту бросили. Когда же клиент – «А.А.» обратился ко мне, выяснилось, что наследство по решению суда перешло к другому наследнику – «В.В.», о существовании которого он не имел представления…


Наследник А.А., сам уже в пенсионном возрасте, претендовал на квартиру после череды смертей: родителей, которые скончались друг за другом в течение четырех месяцев в 2010 г., затем умер его старший брат.
После смерти престарелых родителей  в 2010 г. ни А.А., ни его старший брат к нотариусу с заявлением о принятии наследства не обращались. Наследством являлась квартира в тихом центре Екатеринбурга, вернее после смерти родителей в состав наследства входили 2/3 доли, т.к. квартира была приватизирована в свое время на три доли – отец, мать и старший брат, который в квартире проживал и был прописан.

Брат А.А. не имел других родственников. Со слов А.А. именно это являлось основной  причиной, почему они не обратились к нотариусу для оформления наследства после родителей: «Брат мне говорил, что всё-равно квартира тебе останется…».
…брат А.А. скоропостижно скончался в 2015 году.
Единственным наследником после его смерти являлся А.А.
В этот раз, после смерти брата, для принятия наследства  А.А. обратился к нотариусу. Нотариус же выяснив, что брату принадлежала лишь 1/3 доли в квартире, настоятельно рекомендовала А.А. решить вопрос и с другими, принадлежавшими умершим родителям долями. Но уже в суде.
А.А.  обратился к адвокатам, которые предложили ему свои услуги «под ключ» по оформлению принятия наследства. На тот момент это была простая задача: установить факт принятия наследства в порядке особого производства. Было подготовлено и передано в суд такое заявление. Деньги с А.А. взяли по тарифу наисложнейшего спора. И всю сумму вперёд.
…а вот далее закрутилось…
В суде выяснилось, что наряду с А.А. на наследство, открывшееся после смерти его брата заявлены права со стороны некой В.В., объявившей себя дочерью умершего. Она обратилась в суд с иском об установлении в отношении себя отцовства со стороны умершего старшего брата А.А.  Кроме того, В.В. подала заявление нотариусу о принятии наследства после смерти брата А.А. как дочь и наследник первой очереди. В качестве наследственного имущества указала квартиру в которой проживал наследодатель, и на которую претендовал А.А.
Претензии на квартиру со стороны В.В. не позволили суду рассмотреть подготовленное адвокатами А.А. заявление об установлении факта принятия им наследства после смерти родителей, т.к. возник спор, который необходимо было разрешать в отдельном исковом производстве, а это уже значительно сложнее…
Адвокаты А.А. к этому не были готовы профессионально и реально его бросили. «Ушли в подполье». Вместе с деньгами.
И пока А.А., брошенный и «кинутый»  находился в растерянности и одиночестве, В.В. удалось доказать в суде отцовство в отношение неё умершего старшего брата А.А. Затем, на основании судебного решения она, как наследник первой очереди получила у нотариуса свидетельство о праве на наследство – квартиру в тихом центре Екатеринбурга, на которую претендовал А.А.

Последнее выяснилось уже через запрос информации по квартире, когда А.А. обратился ко мне. Ситуация оказалась крайне запущенной, но отчасти поправимой.
Решением суда установлено отцовство брата А.А. в отношение В.В. С этим необходимо было считаться. В.В. являлась наследником первой очереди после смерти брата А.А. Но при этом В.В. получила в наследство всю квартиру (!), включая 2/3 приходящихся на долю родителей А.А.
При таком изменившемся раскладе, А.А. как наследник по закону после смерти родителей минимально мог претендовать лишь на 1/3 долю в праве на квартиру. Максимально можно было бы побороться за всю квартиру, но время было уже упущено.
На том и согласились. Предстояло в судебном порядке признать недействительным свидетельство о праве на наследство на всю квартиру, выданное В.В. нотариусом и признать за А.А. в порядке наследования после смерти в 2010 году родителей право на 1/3 долю в праве собственности на квартиру.
Далее, как всегда - подготовительная работа: сбор доказательств фактического принятия наследства А.А. в шестимесячный срок после смерти родителей, поиск и процессуальная подготовка свидетелей.
Был составлен от имени А.А. и направлен в суд иск к В.В. с требованиями о признании свидетельства о праве на наследство недействительным, признании права собственности на 1/3 долю в квартире в порядке наследования.
В судебном процессе, не смотря на отчаянные возражения со стороны В.В. и её представителя, нам удалось отстоять свою позицию, в том числе благодаря показаниям замечательных свидетелей.
В итоге иск был судом полностью удовлетворён. За А.А. было признано право собственности на 1/3 долю в квартире «в тихом центре Екатеринбурга». Не вся квартира, как хотелось бы А.А., но тут уж, как говорится «не до жиру».
В апелляции решение устояло и вступило в силу.
Уже позднее, на стадии исполнения решения суда между В.В. и А.А. было заключено мировое соглашение, по которому В.В. выплатила А.А. рыночную стоимость доли, и вновь стала собственником всей квартиры.

…и по поводу адвокатов – «специалистов широкого профиля»: половину из полученных от А.А. денег они всё же вернули.  Половину – оставили себе: «мы же работали!».
Адвокат  В. Мирошин
 

Теги суд отцовство решение свидетельство о наследстве квартира наследство